Детство мое прошло в селе Великово. В лесу водились медведи и множество волков

Детство мое прошло в селе с красивым названием Великово, что в Ковровском районе Владимирской области.

Это небольшое село в одну улицу украшала белоснежная церковь с голубыми луковица-мимаковками. За избами под соломенными крышами и крытыми дворами шли огороды. За ними начиналось раздолье для детворы -гумно — широкое зеленое пространство. Что только здесь не росло! Дикие лук и чеснок, щавель с метелками семян, дягиль, калачи-ки и другие травы, названия которых мы не знали.

СВЕТЛАЯ СКАЗКА ЧЕРНОГО ДОЛА
Целыми днями мы играли на гумне, питаясь «подножным кормом». Бывало, днем там и заснем, наевшись всякой зелени. Гумно заканчивалось небольшим оврагом, сплошь заросшим кустами черемухи и калины. На дне оврага бил ключ, который не замерзал даже зимой. Селяне считали воду ключа святой, брали ее только для лечебных нужд. Умывали больных и поили их святой водой. Ею же отпаивали заболевшую скотину. И ведь помогало!

За оврагом шла сельская дорога, а за ней начинались колхозные поля до самого горизонта. Село окружал лес Черный Дол — густой и непролазный, продолжение знаменитых Муромских лесов, когда-то кишевших разбойниками. Бабы боялись заходить вглубь, брали грибы и ягоды у опушек. Их было вдоволь и здесь. В лесу водились медведи и множество волков.

На краю поля, ближе к лесу, стоял развалившийся большой амбар для зерна. Отсюда мы, дети, часто видели выбегавшего на край леса волка. Тогда мы прекращали свою возню и во все глаза глядели на него с бьющимся от страха сердечком.
Чаще всего появлялась одна волчица. Рослая, с черной спиной и хвостом, а бока, живот и лапы -почти белые. Все в селе видели ее и считали, что она наполовину собака. Когда-то волк увел в лес мать этой волчицы, окрас которой был почти таким же.

Волчица подолгу стояла на краю леса и смотрела вдаль, будто о чем-то размышляла. Она, конечно, видела и нас в пестрых одежонках, и женщин в поле и совсем не чувствовала страха перед людьми. Часто наведывалась на руины амбара, подолгу там оставалась. С некоторых пор мы стали видеть ее почти ежедневно. Вылезая из руин, волчица потягивалась, отряхивалась, громко позевывала и бежала в лес. Ее живот стал большим и круглым. Понятно было, что она готовилась стать матерью и устраивала под амбаром себе логово. Она таскала туда траву, листья, мягкие веточки. Гнездо получилось на славу, а вскоре в нем появились и маленькие жильцы — трое волчат. Накормив и вылизав детенышей, мать бежала в лес, чтоб и самой подкрепиться.

Иногда мы видели огромного волка. Он не отходил далеко от леса, а стоял с добычей в зубах и глядел на амбар. Волчица чуяла его приход и не спеша шла навстречу, но  близко не подходила. Он бросал добычу и мгновенно исчезал в лесу. Иногда волчица сразу съедала угощение, иногда уносила к себе в логово.

Все шло своим чередом, пока однажды «наша» волчица не почуяла острый запах чужой. Вторая волчица с раздувшимися боками подбегала к амбару с другой стороны. Взгляды волчиц встретились. В них были удивление, ярость и ненависть. Они были в мгновении от жестокой схватки. Но второй волчице хватило этого мгновения, чтобы нырнуть под пол. И не успела «наша» волчица опомниться, как до ее ушей донесся тоненький писк, потом еще один и еще. Она поняла, что на другом конце от ее логова появились новые ростки жизни. Еще взбудораженная, дрожа всем телом, волчица легла подле своих волчат и с жаром начала их вылизывать, носом подталкивая к теплому животу.

Несколько времени спустя, будто сговорившись, обе волчицы одновременно вылезли из своих укрытий и прытко побежали в разные стороны к лесу. Их долго не было. Но вот вторая волчица с опавшими боками вернулась к своим щенкам явно голодная. Прибежала и «наша» волчица. Ее вид говорил, что охота была удачной: к носу и лбу прилипли какие-то перышки. Убедившись, что в ее логове все в порядке, она побежала в овраг к ключу напиться. Потом тенью прошла мимо логова, где обосновалась вторая волчица. По запаху определила, что мать и ее дети на месте и ничто не угрожает ее собственным. Влезла в свое убежище и довольная легла рядом с малышами.

Волчица чутко дремала, и до ее слуха доносились тихие шорохи с противоположной стороны амбара. По звукам волчица поняла, что вторая волчица, оставив щенков, убежала в лес. Она не вернулась ни днем, ни вечером. Голодные, ее щенки скулили тихо, потом громче и громче. И так всю ночь. К утру их голосишки стали затихать.

«Наша» волчица, почуяв неладное, вылезла из своего убежища и принюхалась. Второй волчицы не было больше суток. Ее щенки погибали. Мы видели, как «наша» стала метаться, кружить на одном месте, бегать от края до края амбара. И вот решительно пошла к осиротевшим волчатам. Робко заглянула в угол, где жались друг к другу полуживые серые комочки, в которых на ее глазах угасала жизнь. Волчица смело легла рядом и прижалась своим теплым животом к сироткам. Скоро послышалось их сладкое чмоканье и сопение.

Они долго пили живительную влагу, и с каждой каплей к ним возвращались силы жизни. Один за другим волчата стали отваливаться от еще тугих, полных молока сосцов приемной матери.

Увидев, что щенки сыты, волчица вылезла на волю. Долго принюхивалась и втягивала в себя терпкий пряный запах трав, запах леса. Ее чуткий нос не  учуял никаких тревожных сигналов, и она направилась к своим детям. Встала на середине пути и, казалось, что-то долго обдумывала. Потом вернулась к чужим щенкам. Те мирно спали. Волчица осторожно взяла зубами одного поперек живота, задом вылезла из-под досок и отнесла его в свое логово. Положила рядом со своими щенками и побежала за следующим. Этого несла, забрав в пасть его голову. Третьего ухватила за заднюю лапку, и он тоже вскоре оказался в теплом уютном гнезде. Четвертого щенка она с трудом вызволила из-за доски, куда тот провалился.

Волчица стояла рядом и разглядывала свое внезапно увеличившееся семейство.

Наступала ночь. Все было залито бело-серебристым светом полной луны. Она сразу увидела вдали у кустов своего верного друга. Он принес ей еду. Волчица сделала навстречу ему несколько шагов и остановилась. Они долго-долго смотрели в глаза друг другу. Взглядом она рассказала ему об обуявшей ее бурной радости жизни. Огромный волк все понял и принял.

В горле у нее заклокотало еще сильнее. Подняв к небу свою умную, красивую голову, волчица завыла. Но это был не обычный вой голодной волчицы в зимнюю стужу. Этот вой был гимном любви Матери.
В селе слышали странный вой волчицы в летнюю пору. Но он не вызывал ни страха, ни тревоги, никого не напугал.

Мы, дети, видели и знали все, что происходило в заброшенном амбаре. Видели вторую волчицу. Знали, что у нее появились щенки. Знали, что она ушла в лес и не вернулась. Видели, как первая волчица таскала чужих волчат в свое логово. Видели огромного волка, приносящего еду своей волчице.

Потом увидели волчат, впервые вылезших из логова. Головастые, с круглыми животиками, робкие, неуклюжие. Они щурились на солнце, дивились всему, готовые в любое мгновение скрыться в своем убежище. Мы пропустили момент, когда они покинули свое логово и навсегда ушли в глушь Черного Дола.

Теперь я, став 70-летней женщиной, вспоминаю родное село Великово, Черный Дол, заброшенный амбар и великолепную пару огромных, красивых и умных волков, столь чутких к чужой боли.

Я думаю, что этот случай из детства зародил во мне большую любовь ко всему живому на земле -животным, лесам, травам и былинкам, к рекам и ручьям, к святой матери-Земле.

Адрес: Орловской Людвиге Францисков-не, 640020 Курганская обл., г. Курган, у

 

еще интересное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>