Манские горы

C каждым днем золотая палитра осени насыщала Манские горы цветистостью и необыкновенной нежностью акварели красок. Необыкновенная чистота природы и воздуха, напоенного пахучестью красок, дарила свою неповторимую Левитанов-скую завороженность. Природа словно замерла в тишине, благости и затаенности.

А совсем недавно она стонала, задыхаясь в дыму. Небесная загазованность слилась с таежной задымленной пеленой: горела сибирская тайга. Манские горы, задохнувшись в сизо-серой дымке, замерли. Ничто не шелохнется, тайга застыла в отчаянии, ожидая худшего. Она словно покорно молила у Всевышнего хорошего дождя, и он пришел с запада. С раскатами грома и тяжестью полновесных туч, подгоняемый ветром, хлестанул, захлебываясь, ливень. Заколыхались, заполоскались кроны кедров и стрелы елей, зашумела в неистовости и обрадованное было притихшая тайга-матушка.

Безысходность миновала. Ночь прошла в смятении и покорности, а к утру все стихло.
Солнышко выкатилось из-за гор — лучистое, свежее, чистое. Умытая небесная голубизна освободилась от задымленности. Тайга радостно вздохнула в лучах небесного светила пышной хво-истостью елей и кедров. А немного позже с запада, из-за горы, показалась отбившаяся от непогоды, как одинокая нестриженная овца, тучка и прошел опять короткий, но убористый дождишка-по-следыш, подгоняемый лучами нетерпеливого солнышка.

И… о диво! Между Манских гор засияла торжествующая детская радуга, как знак победы над огненной стихией в тайге. А душевный порыв прощания с осенью уносил меня в горы, на перевал, где с высоты птичьего полета открывалась величественная панорама сибирского раздолья.

Поднимаясь на тракторе по лесной дороге, я испытывал радость восторга и упоения от молчаливости, застенчивости белоствольных берез. Они, словно стройные девушки, красовались отдельной рощицей перед молодыми кедрами через дорогу.

От переизбытка чувств и состояния какого-то волшебства, исходящего от природы, от той парадной торжественности красок в храме Природы, меня не покидало чувство озабоченности.

Тяжелый был этот год в Манских лесах: частые пожары и необычно жаркое, сухое лето без дождей. Нет кедрового ореха, да и кедровые леса сильно вырублены человеком, не уродились ягоды — посохли завязи после цветения. Как никогда, медведем везде были варварски разрыты муравейники. Это я увидел впервые за 25 лет. Голодно хозяину тайги, это я ощутил, когда за перевалом выехал на таежные покосы, где увидел также развороченные муравейники и сплошь заросшие, не тронутые рукой человека покосы. Лишь молодые листвяжки в мой рост горели озорно и золотисто на закате.

Встречались уже придавленные зимними снегами покосные балаганчики, состарившиеся и не дождавшиеся хозяина. Осенняя, перестойная, созревшая трава по полю заполонила их. Я остановился у одного в березняке. Но безуспешно — кругом сушь и шуршащий ковер из опавшей листвы.

Неожиданно набрел на укатанную лежку медведя. Чувствовалось, как он здесь возлежал, наслаждаясь покоем и одиночеством. Но затем по примятому травостою я, охотник, заприметил, что медведь осторожно крался к своей жертве. И я пошел по его следам. Несколько отчаянных прыжков, и пять изящных, тонконогих косуль сорвались со своих лежек. Я представил, как они в своих четырехметровых парящих прыжках были прекрасны и неповторимы. Это как ночной балет при луне, над умиротворенной тишиной. Отсияв серебром, косули мгновенно растаяли в ночи.

Медвежья трапеза не состоялась, ему их на покосе не догнать. Что ждет хозяина лесов, сможет ли он накопить жира перед залеганием в берлогу на полуголодном пайке? А зима не за горами. Трудно сказать — его никто не накормит, и он пойдет к жилью человека. А это очень опасно.

Вот и ноябрь на исходе. Погода в Сибири резко меняется: не успел отгулять листопад, как на Покров навалил снег в две ладони. А за ним мороз аж 13 градусов. Впереди долгая сибирская зима-матушка…

P.S. Как быстро летит время. Кажется, совсем недавно отправил в «ЗОЖ» свой первый рассказ — «Один день из моей жизни», а прошло уже 4 года. Трудное было для меня то время, но зожевцы поддержали: более тысячи писем получил я из всех уголков России, ближнего и дальнего зарубежья.

Огромное спасибо и дорогому врачевателю душ и тел вестнику «ЗОЖ» — юбиляру. Он помог мне обрести в жизни близкого человека, добрых друзей, готовых прийти на помощь в любую минуту. Наш «ЗОЖ» — поистине народная газета, самый доступный для нас лечебник.

Адрес: Осадчему Р.Г., 663506 Красноярский край, Манский р-н, пос. Большой Унгут, ул. 2-й км, д. 25.

еще интересное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>